Адрес: ул. Абая, 52в, офис 709
Телефон: +7 (777) 099-93-17
kazfranch(@)gmail.com

 

 
 
С недавних пор франчайзинг как способ расширения бизнеса стал необычайно популярной бизнес-моделью. На фоне крупных международных франчайзинговых сетей на отечественный рынок заходят франшизы поменьше. Особое внимание франшизы получают в кризисный период, так как предприниматели стремятся найти новые способы ведения бизнеса, а готовая франшиза помогает эффективно подойти к первоначальным затратам на ведение бизнеса. Бекнур Кисиков, вице-президент Казахстанской ассоциации франчайзинга, поделился с «Капитал.kz» прогнозами по развитию рынка франчайзинга и рассказал, какие франшизы популярны в период экономического спада.

— В Казахстане в сфере производственного франчайзинга задействовано лишь 2% от общего числа франчайзинговых предприятий. Как, по-вашему, это хорошо или плохо? Нужно ли увеличивать этот показатель?

— Сегодня я бы изменил подход к этой цифре. Изменилось время, изменилась структура экономики и бизнеса, да и вообще отношение к производственному франчайзингу. Структура такого формата может напоминать дистрибьютивно-торговый формат. Например. Coca-Cola. Казалось бы, это производственный франчайзинг, но, учитывая секретность формулы, мы не можем получить полной технологии. Получается, что это торгово-дистрибутивный франчайзинг.

Конечно, производственный франчайзинг когда-то считался наиболее выгодным, ведь в процессе передачи франшизы франчайзи получает технологию производства товара, а не сам товар. Не менее выгодным он остается и сегодня. Каждый год мы видим технологичную революцию, время открытых технологий. Получается, что в целом производственный франчайзинг тоже меняет свои контуры.

 

— Но он по-прежнему полезен?

— Если говорить о полезности для экономики, то я считаю, что трансфер технологии выгоден для создания товара с так называемой добавленной стоимостью. Классическим примером производственного франчайзинга в Казахстане была модель американской франшизы по производству мраморных изделий — Tiffany Marble. Это карагандинский франчайзи, который запустил свою франшизу в начале нулевых. Но и другие виды франчайзинговых сегментов, как например — сервисные, образовательные не менее выгодны.

— Вы как-то отметили, что 2017 год ожидается пиковым по росту франчайзинга в Казахстане. С чем это связано?

— Тут нужно учесть несколько аспектов. В кризис, как правило, активизируется число франчайзинговых сделок. Предприниматели, в силу нехватки средств, передают часть управления активов по франчайзинговой системе. Так было всегда. Те же администрации городов усиливают привлечение франчайзинговых брендов на свои территории, строятся новые моллы, которые также завозят франшизы.

Программа кредитования франчайзинга фондом «Даму» и усиление банковского сектора в этой области способствуют увеличению сектора франчайзинга. Например, Жильбер Меллинж в своей книге La Franchise утверждал, что именно участие банковской системы сделало возможным успешное развитие франчайзинга во Франции, а ведь эта страна сегодня является одним из лидеров франчайзинга в мире.

 

— Какие франшизы популярны в период экономического спада?

— Как правило, это бюджетные, ориентированные на масс-маркет. Здесь нет определенных универсальных правил. Каждый сегмент нужно внимательно изучать и подходить индивидуально к каждому сегменту или бренду. Более успешными будут те франчайзинговые проекты, в которых удастся сохранить одинаково высокое качество производства или предоставления услуг в любых новых точках, независимо от места открытия и доступности цены.

 

— Если поделить рынок на сегменты, какие франшизы наиболее популярны в Казахстане и почему?

— Здесь мы не оригинальны. Как и во всем мире, самую большую нишу занимают торговые франшизы. Если исходить с точки зрения полезности для экономики, то это продажа товаров под определенной вывеской. Такие франшизы не несут технологии и остаются удобными для быстрого входа на рынок. Ресторанные франшизы, услуги, образование, медицина — все те, что предполагают быстрый вход в бизнес, и где не так трудно описать бизнес-модель.

 

— Каково ваше мнение о том, что депутаты предлагают составить список компаний, чьи франшизы правительство могло бы рекомендовать бизнесу?

— Активность депутатов меня только радует, хотя я не слышал о таких инициативах депутатов ранее. Мы в рамках нашей ассоциации (Казахстанская ассоциация франчайзинга, — ред.) ведем реестр франчайзинговых предприятий, но наш реестр гарантирует добропорядочность франшизы, но мы ее не можем рекомендовать, ведь это нарушает принцип конкурентоспособности. В целом мы заинтересованы в сотрудничестве с депутатами и правительством. Было бы интересно применить методы франчайзинга крупных монополистов, таких как «Казпочта», вернее ее отделения, или «Казахтелеком». ГЧП через франчайзинг имеет большие перспективы.

 

— Каким образом привлечение иностранных франчайзи влияет на местный бизнес? Ведь франшизы увеличивают конкурентоспособность не в лучшую сторону именно для казахстанской отрасли.

— Речь идет о так называемых «полезных франшизах». Конечно, мы немного отошли от ранжирования франшиз на полезные и неполезные, но картина выглядит следующим образом: мы нацелены на привлечение качественных франшиз, топовых франшиз мира. Но не за тотальный импорт франшиз. Качественные франшизы выступают неким ориентиром для местного предпринимательства.

Крупные бренды приходят на любой рынок, если он им интересен. Топовые бренды составляют архитектуру мировых мегаполисов. Мы ведь не можем быть в стороне от глобализации.

 

— Кажется, что ориентирование на франчайзинг выглядит практически как панацея. Есть ли сегменты, где такая бизнес-модель не будет востребована?

— Нет. Конечно же, франчайзинг не панацея, но его польза высока. Это особенно актуально во время мирового кризиса. Франчайзинг теоретически может охватить любой сегмент. Но, конечно же, есть много секторов, где франчайзинг не применим. Если нет возможности написать бизнес-модель для тиражирования, то создавать франчайзинг бессмысленно.

 

— Чему нашим бизнесменам можно научиться у международного франчайзингового рынка?

— Стандартам, технологиям, навыкам ведения бизнеса и управления брендами, создания брендовой легенды, матрицы, в интегрировании в мировое пространство и многое другое. Но повторюсь, сегодня наши предприниматели имеют достаточный потенциал, чтобы обходиться без тотального импорта иностранных франшиз.

 

— Покупка франшизы выглядит заманчиво. Неужели все так гладко и нет никаких подводных камней?

— Конечно, как и в любом бизнесе, во франчайзинге очень много подводных камней. Но плюсов во франшизе больше, поэтому предприниматели и предпочитают эту модель.

 

— Как можно застраховаться от покупки псевдофраншизы?

— Вот поэтому мы и создали франчайзинговый реестр, чтобы предприниматели могли посмотреть список франшиз, которым можно доверять, а также тех, кто не замечен в неэтичном поведении. Не все компании присутствуют в реестре. Среди них мало иностранных франшиз.

Например, если франшиза американская, то там действует формуляр UFOC -документ раскрытия информации, который обязывает любого франчайзера раскрывать всю информацию перед покупателем согласно закону.

Интернет сегодня заполнен горячими предложениями франшиз. Согласно моему опыту, мегабренды берегут свою репутацию. За хорошими франшизами стоят в очереди, и они не всем дают свои права. То есть им легче потерять прибыль, но не репутацию. Поэтому, когда франшиза агрессивно пытается «впихнуть» свою франшизу, особенно используя информационные технологии, это настораживает.

Как правило, это новые франшизы, задача которых продать много франшиз за короткий период. Конечно, это не значит, что все они мошеннические или неэтичные. Возможно, франшиза и новая, но технология настолько интересная, что идея развивается очень быстро. Если франшиза новая, то желательно познакомиться с другими участниками сети. Уверенная в себе компания сама предоставляет информацию о действующих франчайзи сети.

 

— Предлагаю поговорить о другого рода рисках. Когда крупные франчайзинговые сети приходят в регионы, есть ли риск быть непонятым с точки зрения образа жизни крупных городов и регионов? Допустим, привычный для Алматы и Астаны формат кофейни далеко не всегда востребован в небольших городах…

— Регионы давно уже привыкли к кофейням. Более того, сегодня идет общая универсализация региона. Они уже мало чем отличаются от мегаполисов. К примеру, недавно я был в Кызылорде и увидел там прекрасную сеть кофеен, кстати, местную. Эта кофейня отвечает всем международным стандартам как по дизайну и интерьеру, так и по технологии стандарта. То есть это уже готовая франшиза. Кофейнями уже никого не удивишь, а пресловутый привычный образ жизни регионов мало отличается от мегаполисов. Другое дело, что международные сети не так торопятся туда, но это вопрос времени.

 

— Как сегодня обстоят дела с выходом на внешние рынки? Есть ли у наших франшиз шанс изменить культуру потребления за рубежом, как в свое время в Казахстане ее меняли, например, западные фастфуд-сети?

— Да, наши франшизы выходят за границу, но пока это единичные случаи. Говорить о том, чтобы мы меняли культуру питания за рубежом — пока на грани фантастики. Наша кухня очень трудна в плане формирования. Она дорогостоящая, в отличие от демократичных фастфудов. Я слежу за монгольской сетью ресторанов по миру. Она пропагандирует кухню номадов — те же чайханы и рестораны плова очень бурно растут и завоевывают рынки. У них получается если не менять, то хотя бы показать другую кухню. За рубежом на выставках всегда спрашивают «а что у вас есть? Какие интересные концепции франшиз?» Но пока мы мало что можем предложить. У нас есть алматинские рестораны, у которых есть шанс выйти на внешние рынки.

844df8b6531741e0daef63629ae.png

Источник : Капитал.кз