Адрес: ул. Абая, 52в, офис 709
Телефон: +7 (777) 099-93-17
kazfranch(@)gmail.com

Попасть в реестр и стать избранным. И пусть вас не смущают такие эпитеты. Это не выдержки из сектантских уставов. Это вполне четкая задача, которая теперь стоит перед каждой компанией, решившейся однажды работать по франшизе. В Казахстане создали Национальный реестр франчайзинговых компаний. Присутствие в нем - своего рода свидетельство того, что определенное ТОО заслуживает доверия потребителя, поскольку репутация его чиста и работает оно добросовестно. Оценку такую выносят в Ассоциации франчайзинга в Казахстане на основе долгих исследований и изучения истории компании. Насколько прозрачно и объективно решение профильной Ассоциации включать тот или иной бренд в реестр или нет? И действительно ли членство в нем – это гарантия качества? Об этом в беседе с корреспондентом газеты «Капитал.kz» рассказал президент Ассоциации франчайзинга в Казахстане Бекнур Кисиков.

 

- Бекнур, Национальный реестр франчайзинговых компаний – это чья-то аналогия, чей-то опытОткуда идея?

- Да, идея не является уникальной или особенной. Это международная практика, международный стандарт, когда мы пытаемся как-то регулировать рынок. Это не значит, что оказывается какое-то давление на него. Скорее это больше легализация, облечение имеющегося в более цивилизованную форму. Другими словами, реестр – это некий лист, где мы можем найти компании, которые имеют хорошую, добрую репутацию. Примерно на этой основе, на этой философии и строятся национальные реестры многих стран мира.

- То есть, изучив реестр, потребитель может понять, с какой компанией стоит иметь дело, а с какой нетИ насколько это справедливо по отношению к тем, кто не в реестре?

- Члены нашей Ассоциации автоматически попадают в реестр. Эти компании мы знаем давно, мы им доверяем, они не первый год на рынке, у них хорошая репутация. Да, возможно, были кризисные моменты, но они выстояли. Что такое франчайзинг вообще? Это умение выстоять в кризис, расширить сеть, несмотря ни на что, это финансовая стабильность. Именно поэтому франчайзингу уделяется очень большое внимание. Но здесь, я бы хотел подчеркнуть, данный реестр – это не гарантия того, что компания идеальна. Реестр дает потребителю, в частности франчази, возможность взглянуть на компанию другими глазами, оценить тот спектр инструментов или коэффициентов, по которым можно судить – доверять компании или нет. Через реестр мы хотим показать, на что нужно обращать внимание. Я немного уйду в историю. Так как родиной многих франчайзинговых брендов являются США и соответственно франчайзинг очень хорошо развивался на американском континенте, в 60-х годах они столкнулись с такой проблемой: в Америке стало много продаваться ложных франшиз, я бы воздержался говорить мошеннических, но тем не менее это близко, поскольку франчайзинг сам по себе несет определенное эмоциональное ожидание от покупки. Учитывая огромный рынок США, продавались тысячи самых разных лицензий, после чего компания успешно закрывалась. Таких историй было очень много. Поэтому в 1969 году они ввели правило: каждая компания, которая хочет продавать франшизу, должна открыто подписать договор с покупателем. То есть предпродажная подготовка включает всю информацию о деятельности компании, вплоть до судебных исков, задолженностей, кредитов и тому подобное. Сведения должны быть максимально прозрачными для того, чтобы покупатель понимал – он приобретает не «кота в мешке». Эта мера оказалась действенной, сразу после этого процент мошеннических франшиз уменьшился, обманывать покупателя стало сложно.

- Но ведь в Казахстане ситуация наверняка другая, как минимум не такой большой рынок…

- Я и не говорю, что эта ситуация актуальна для нас. Но сейчас я вижу, как эксперт или даже просто потребитель, что появилось очень много никому неизвестных франшиз. Франчайзинговый рынок Казахстана на самом деле очень узкий и тесный. Рынок СНГ – тоже, и все мы хорошо знаем друг друга. Знаем, какую репутацию имеет та или иная компания, какие у нее проблемы. В интернете, к примеру, я часто вижу, когда компания очевидно создается, для того чтобы продать побыстрее лицензию, но при этом понятно, что отвечать за проект она не будет. Понимаете, франчайзеру чаще всего легче не продавать свою лицензию, чем продавать. Потому что он дорожит своим брендом, это его главное богатство, нематериальный актив, доверие. И когда какая-то компания разоряется в сети, то владелец франшизы всегда очень тяжело переносит это. Психологически очень тяжелый момент. Именно поэтому франчайзер тщательно контролирует эту ситуацию, внимательно отбирает претендентов на франшизу и достаточно осторожен в этом вопросе. А вот те компании, о которых я говорю, они легко идут на продажу франшизы, не выбирают своих будущих партнеров. И в таких случаях я вижу, что сам бизнес не несет как таковой ценности. Теоретически каждый бизнес можно продать через франшизу, но если в этом есть цель, достоинство и ценность. Ведь в этом случае потребитель покупает лицензию на то, что может создать сам, ведь правильно?

- Правильно. То есть теперь вы намерены навести порядок на рынке.

- Мы сейчас прописываем правила игры, чтобы в конце концов никто не проигрывал на франчайзинговом рынке. Я не отвечаю за все франчайзинговые компании Казахстана, но тем не менее, когда происходит банкротство, любые другие франчайзинговые инциденты, в таких случаях обращаются ко мне, как к президенту Ассоциации, как возможному медатору и модератору этого процесса. Но видите ли, я не уполномочен отвечать за все франчайзинговые компании Казахстана. Здесь хорошим инструментом станет реестр, который позволит делать выбор: хотите работать честно, открыто, транспарентно - пожалуйста, входите в реестр, и тогда мы сможем говорить о том, что мы вас знаем, знаем вашу честность и прозрачность. Но опять же, это не есть гарантия прибыли. Да, по статистике, 80% франчайзинговых проектов успешно выживают. Но многое также зависит от франчази, от работы в рамках этой франшизы, от многих других сопутствующих факторов. Прогнозировать и убеждать в чем-то здесь, конечно, сложно, но мы можем как минимум открыть крышку казана, чтобы показать, что мы варим.

- Я правильно понимаю, что информация, которая указывается в реестре о том или ином бренде, собрана специалистами вашей ассоциации, а не предоставлена компанией?

- Компания, которая хочет войти в реестр, она сама в первую очередь предоставляет информацию, которую намерена обнародовать. А уже дополнительно мы проводим небольшую оценку, анализируем, изучаем рынок этой компании. Возможно, мы даже будем звонить франчази, которые работают в этой сети, чтобы получить информацию. То есть у нас есть ряд инструментов, посредством которых мы можем проверить – успешна компания или нет. Нам это легче сделать, чем кому-либо со стороны. Я повторюсь: на рынке я давно и примерно знаю - кто, как и чем дышит.

- И обмануть вас не удастся?

- Очень малая вероятность. Мы часто встречаемся со всеми нашими коллегами на форумах и выставках. Если какая-то компания выросла вне поля нашего зрения, например в России, Украине, здесь у нас также есть партнеры-ассоциации, которые могут дать дополнительные рекомендации. То есть в принципе рынок абсолютно прозрачен.

- Что нужно сделать компании, которая хочет получить доступ к данному реестру?

- В первую очередь отправить на наш электронный адрес заявку. Мы высылаем нашу анкету, ее заполняют, далее мы подписываем договор между нами и компанией, в рамках которого нам предоставляется возможность получать открытую информацию, работать согласно этике франчазера. Это, конечно, не закон, но тем не менее этический кодекс франчайзера существует у каждой Ассоциации франчайзинга. Согласно ему мы начинаем работать уже в плотном контакте.

- А сколько компаний на сегодняшний день в Национальном реестре?

- Сегодня в нем 20 компаний, из них 18 – казахстанские, два – иностранные. Все эти компании мы знаем давно, они успешны, сумели выжить в кризис, многие из них открылись еще в 90-х годах. Понимаете, чем хорош франчайзинг… Может быть, я слишком консервативен, но я считаю, что бренд должен созреть, чтобы иметь какую-то историю, определенный опыт. McDonald's, к примеру, имеет очень высокий процент доверия, он существует уже более 50 лет, все это время здесь работали только на доброе имя. Поэтому чем дольше компания существует, тем больше доверия к нему. Но при этом это абсолютно не означает, что новые компании, которые появились буквально два-три года назад, не могут претендовать на аутентичность, подлинность или успешность. Перспективный бренд всегда можно увидеть, главное - избежать нечестных, некорректных сценариев. А таковые имеют место быть, увы. Я повторюсь, ко мне обращается большое количество бизнесменов, я вижу ситуации, когда компания покупает за границей бренд, но уже без оценки, я вижу, что он не пойдет, что он будет дорогим, учитывая высокие девальвационные риски. Я просто хочу в таких случаях уберечь их и постараться направить в более нормальное русло, чтобы их не обманывали.

- А сферы, которые представляют эти компании, какие в большинстве?

- Очень традиционные. Мы не сильно отличаемся от мирового рынка. Это как обычно ритейл и фастфуд. Рестораны по франшизе и розница. Одежда, обувь, в основном это легкие брендированные бутики, которые открываются по лицензии. Если говорить о ресторанной франшизе - опять же это мировой тренд, когда фастфуд считается академически удобным для передачи франшизы. И еще хотел бы один момент подчеркнуть. Так называемую экофраншизу я выделю отдельно. Это направление, думаю, будет очень широким в ближайшее время. Также хотел бы сказать про киндерфранчайз - детские франшизы, направленные на дошкольное образование, на детское развитие. Другими словами, сегодня отечественный франчайзинговый рынок очень интересен.

- Что касается членского взноса. Что это за деньги и на что их будут тратить?

- Вы знаете, по закону мы можем тратить деньги только на развитие ассоциации. Но что такое работа в ассоциации? Она убыточна. Ассоциации сегодня ничего не зарабатывают. То, что мы делаем, это больше общественное. У нас сегодня поддержки, к сожалению, нет. Рынок у нас маленький, естественно, членские взносы платят не все. Вообще, членские взносы – это отдельная тема, содержание офиса и штата – тоже отдельный разговор. Поэтому когда мы говорим о реестре, смешно говорить, что Ассоциация может обогатиться. 20 компаний, для многих из них мы даже не фиксировали ставку. И она, поверьте мне, совсем небольшая.

- Реестр национальный, значит ли это, что большей частью здесь должны быть казахстанские бренды?

- Вы знаете, этот вопрос вообще выходит за рамки реестра. Если говорить в целом по рынку, сегодня более 80% франчайзинговых лицензий – это иностранные компании. И мы сами в этом в какой-то степени повинны. Мы не обращаем внимания на авторское право, на товарный знак, на интеллектуальную собственность. Мы в 90-х годах упустили много ключевых вещей, которые можно было бы интеллектуально зарегистрировать самим. Интеллектуальная собственность – это ниша, в которой мы еще очень слабы. На уровне республики надо постоянно проводить ликбез по этой теме, обучать людей, чтобы они могли защищать свои интересы. Естественно, что иностранные компании в этом плане сильнее, у них больше возможностей. Это крупные сети. Первыми на рынке Казахстана появились именно иностранные компании, до 2000-х годов доминировали европейские, американские, после 2000-х - российские, также активно заходят украинские компании. В этом плане франчайзинговый рынок нашей страны в основном сублицензионный. Многие бренды приходят через соседние страны. Россия, Украина, Турция. Есть один американский бренд, который вообще через Кувейт зашел. То есть вот такая ситуация. Но позитив в том, что казахстанские бренды сейчас стали совсем не хуже. И я скромно промолчу о роли ассоциации. Может быть, есть и наша толика усилий, главное, что сегодня появилась уверенность у нашего предпринимателя в том, что они могут делать франшизу не хуже, а где-то даже лучше иностранцев. Есть также некоторые члены нашей ассоциации, которые уже осваивают рынок России. Позитивные тренды есть. Мне бы хотелось, чтобы о франчайзинге больше говорили СМИ. Нам важно донести, что в Казахстане не только создали товар, продукцию, но и создали бренд, интеллектуальную собственность. Это тоже очень важно.

- Бекнур, спасибо за беседу, интересную и нужную информацию. Успехов!